Экономические кризисы как естественная стадия развития экономической системы

курсовая работа

2.1 «Великая депрессия»

Наиболее ярким и, по существу, единственным примером ЭКК глобального масштаба в условиях развитого индустриального общества является неоднократно упоминаемая выше Великая депрессия, охватившая практически синхронно в 1929 г. весь капиталистический мир. Она началась с краха на фондовых рынках развитых стран, который вызвал среди держателей акций панику, и очень быстро стоимость ценных бумаг снизилась в 3-4 раза. За этим последовали массовые банкротства и свертывание производства. В рамках кризиса 1929-1933 гг. объем промышленного производства упал по сравнению с докризисным максимумом в среднем по всем капиталистическим странам на 46%, численность безработных возросла до 25% от общего количества занятых в производстве, а реальные доходы населения уменьшились в среднем на 58%. Но этим все не закончилось. После нескольких лет депрессии (1934-1936 гг.) произошел еще один мировой кризис (1937-1938 гг.), в ходе которого объем промышленного производства снизился в сравнении с предкризисным максимумом (1936 г.) на 11%. Оба спада сопровождались стремительным увеличением числа преступлений, самоубийств и смертности от болезней системы кровообращения, особенно, от инфаркта.

Ученые, изучающие кризисы, предлагают самые различные объяснения Великой депрессии. Так, М. Фридмен, А. Шварц и К. Уорбертон утверждают, что этого кризиса могло бы и не быть, или он представлял бы собой рядовой спад, если бы ФРС в 1929-1930 гг. не допустила резкого сокращения денежной массы, т. е. не проводила «в высшей степени дефляционную политику». Сжатие денежного предложения и, соответственно, потребительского спроса, по мнению монетаристов, привело к сокращению производства и банкротствам, которые в дальнейшем начали лавинообразно расширяться по принципу «домино». Однако другие экономисты весьма обоснованно опровергают монетаристское объяснение Великой депрессии. По их мнению, вопреки утверждениям М. Фридмена и др. в описываемый период не было острой дефляции, а происходило снижение спроса на банковский кредит, о чем можно судить по динамике процентных ставок. Последние на протяжении 1930-1931 гг. устойчиво уменьшались. Например, средняя ставка по коммерческим ссудам нью-йоркских банков снизилась за этот период с 6 до 3,3%, по онкольным ссудам под ценные бумаги - с 8,5 до 1,5%.

Ряд экономистов-марксистов пытается объяснить особую глубину данного кризиса «нестандартным» поведением монополий: вместо того, чтобы в начале кризиса, как это было и прежде, понизить цены на свою продукцию, они продолжали удерживать их на стабильном уровне, а в отдельных случаях - даже повысили. В условиях кризисного сжатия спроса, естественно, возникли проблемы с реализацией продукции монополий по высоким ценам и в итоге было сокращено производство, выросла безработица, снизился потребительский спрос, затем снова уменьшилось производство и т. д. В подтверждение своей позиции эти экономисты приводят данные по 9 высокомонополизированным отраслям США, цены на продукцию которых в ходе кризиса 1929-1933 гг. изменились в интервале от +1% до -12%, а объем выпуска сократился в 1,7-14 раз. И, наоборот, в немонополизированных отраслях (прежде всего, в сельском хозяйстве) объем производства по сравнению с докризисным уровнем изменился в пределах от -15 до +15%. Зато цены на продукцию этих отраслей упали в 2-6 раз. В результате многие предприятия потеряли конкурентоспособность и разорились. В 1929-1933 гг. прекратили свое существование около миллиона ферм и т. д. [1, стр12]

В 1932 г к власти в стране пришел президент Рузвельт. Страна ему досталась в плачевном состоянии, но ему ничего не оставалось, как вытаскивать её из хаоса. Методы Рузвельта описаны во множестве учебников и служат наглядным доказательством того, что контроль и управление рынком со стороны государства не просто желательны, но и обязательны. Условными штрихами действия Рузвельта можно обозначить следующим образом: он национализировал банковскую систему, убрал привязку к золотому стандарту, девальвировал доллар и обеспечил занятость населения. Ещё грубее можно сказать, что Рузвельт просто печатал ничем не обеспеченные доллары, и через национализированные банки платил их людям, которых направлял на строительство им же самим придуманных автотрасс, электростанций, линий электропередач и т.д. И эти изначально ничем не наполненные доллары превращались во вполне осязаемую мощную инфраструктуру страны. Рузвельт создал плановую экономику, управляемую государством, и этим вывел страну из кризиса. [1, стр13]

Подводя итоги рассмотрения Великой депрессии, следует особо подчеркнуть, что этот кризис имел ряд как отрицательных, так и положительных последствий. Был более решительно осуществлен переход в экономике капиталистических стран от третьего технологического уклада к четвертому. В состав экономической политики ведущих государств Запада был включен в качестве одного из важнейших элементов комплекс мер по смягчению негативных проявлений циклических кризисов. Много внимания стало уделяться моделированию и прогнозированию экономической динамики. Были созданы международные и региональные финансовые институты (МВФ, МБРР, ЕБРР и т. д.), в задачи которых входило и до сих пор входит регулирование острых экономических напряженностей в отдельных странах и в отношениях между странами, и т. д. [1, с 19]

Однако за эти достижения пришлось заплатить слишком дорогую цену. По существу, речь идет о завоеваниях, для характеристики которых принято использовать выражение «пиррова победа». На наш взгляд, в течение Великой депрессии и выхода из нее в виде 2-й мировой войны человечество потеряло несравненно больше, чем нашло. Из-за серьезного ухудшения ситуации как в реальном секторе мирового хозяйства, так и в отношении формирования ресурсов банков, государственных бюджетов, семейных бюджетов и т. д., наряду с нежизнеспособными предприятиями разорялись перспективные фирмы, производившие товары четвертого технологического уклада. А какие эмоциональные, демографические, социально-психологические потери понесли народы Запада вследствие огромной безработицы, нарастания нищеты, преступности и пресловутой неуверенности в завтрашнем дне? Эти потери оценить невозможно. Зато уже подсчитано, какой ценой мир вышел из Великой депрессии: сколько людей было убито и покалечено в войнах 1939-1945 гг., во что человечеству обошлись вооружения, на какую сумму уничтожено культурных ценностей, жилых домов, мостов, дорог и т. д. Иными словами, период 1929-1945 гг. стал еще одним примером экономических кризисов-катастроф и трудности выхода из них без внешней поддержки. [1, с 19]

Делись добром ;)