Экономический рост: сущность, типы, показатели

курсовая работа

3.2 Перспективы развития экономического роста

Цель долговременного развития России: Россия должна войти в состав самых развитых стран мира.

Это означает, что нужно в исторически обозримый срок, например за 20-30 лет, войти в клуб развитых стран по основным экономическим и социальным показателям.

Эксперты Мирового банка сравнивают объемы валового внутреннего продукта по составным частям 180 крупных стран мира с учетом цен соответствующих стран. На первом месте ВВП США - 10 трлн дол., на втором месте Китай - 4 трлн дол., потом Япония, Индия, Германия, Франция, Великобритания, Италия, Бразилия и на "почетном" десятом месте - Россия. Если подсчитать ВВП на душу населения, получается 7 тыс. дол. Значит, уровень России в 1,5 раза ниже нижней планки таких стран, как Греция, Португалия, Израиль и др. Хотя можно заметить прирост объема ВВП: на первом месте Китай (8,9%), на втором - Индия (6,72%), на третьем - Россия (4,2%).

Мировой кризис добавил аргументов сторонникам государственного управления. Россия отличается от многих других стран еще достаточно большой долей государства в экономике и более серьезным вмешательством в регулирование, в то время как методы такого регулирования, наоборот, отстают от лучших аналогов. Наша экономическая политика должна корректироваться в сторону снижения масштабов государственного регулирования, замены регламентации на рыночные механизмы, административного контроля - на страхование ответственности.

В обществе много говорят о том, что приватизация 1990-х гг., включая залоговые аукционы, была нечестной. Но отъем собственности сейчас, как предлагают некоторые, привел бы просто к остановке экономики, параличу предприятий и всплеску безработицы. Кроме того, многие нынешние собственники этих активов формально являются добросовестными приобретателями. Они не нарушали принятых тогда законов. Многие из них модернизируют предприятия, вводят новые рабочие места, являются эффективными собственниками. Поведение их в период кризиса 2009-2010 гг. показало, что существенно выросла и социальная ответственность бизнеса.

Следует также сокращать присутствие крупнейших предприятий и банков с доминирующим участием государства, а также естественных монополий, включая "Газпром", в капитале других хозяйствующих субъектов, выделить из них непрофильные бизнесы, в том числе медиахолдинги.

Надо ограничить приобретение госкомпаниями новых активов в России. "Киты" не должны мешать нормальному развитию частного бизнеса в своих секторах, оттирать частных предпринимателей от наиболее выгодных проектов.

Следующий важный вопрос. Импорт вытесняет отечественные товары. Мы можем увеличить платежеспособный спрос, для удовлетворения которого, казалось бы, потребуются наши товары. Но это место пока занимает импорт. Наши товары неконкурентоспособны. Все думали, что будет повышение цен, а оказывается, что настоящая конкуренция не вызывает повышения цен. Скажем, сотовая связь каждый год удешевляется, хотя прибыль и капитализация фирм, которые ее предоставляют, растут из-за объема продаж. То же самое происходит и с электроэнергией. Начинает реформироваться, и уже стала лучше железная дорога. Таким образом, постепенно будет создаваться конкурентная среда, которая крайне важна для обеспечения экономического роста.

Какие наиболее крупные вопросы не решаются правительством? Это вопросы создания социальных стимулов экономического развития. Дело в том, что в стране очень низкая зарплата, а низкая зарплата всегда связана с низкой производительностью. И у нас проводятся социальные реформы без реформы зарплаты, а все социальные выплаты пытаются повесить на предприятия. Но чем больше забирать у предприятия, тем меньше останется ему для развития. В Америке 70% налогов берут с населения, а только 3% - с бизнеса. Благодаря этому бизнес может инвестировать и развиваться. У нас с населения берется меньше 15%, а 85% - с бизнеса. И это продолжается.

Нужно перестраиваться. В несколько приемов повысить зарплату и переложить на плечи населения, доходы которого повысятся, полную оплату жилья, коммунальных услуг, нужно ввести налог на недвижимость, чтобы богатый больше платил (налог на роскошь). Нужно, чтобы люди участвовали в накопительных пенсиях, в страховых взносах на медицину и т.д. Для того нужны реформы и повышение зарплаты.

Очень важно минимум зарплаты довести до прожиточного минимума. На последних заседаниях Думы большинство депутатов высказалось за это.

Возможности нашего экономического роста большие, но, к сожалению, возможность не определяет действительность.

В России никак не складывается автоматический механизм перемещения имеющихся накоплений и инвестиционных ресурсов в отрасли обрабатывающей промышленности, сельское хозяйство, экономическую инфраструктуру, науку и образование. Частные деньги либо уходят за рубеж, либо вкладывались во всякого рода финансовые спекуляции, торговлю и отчасти в энергосырьевые отрасли.

Между тем основные фонды страны стремительно разрушаются, новые предприятия практически не строятся, инфраструктура стареет и выхолит из строя. Вне всяких теорий и идеологий, очевидно, что без государственного вмешательства, государственных денег, государственной структурной политики мы физически в ближайшие несколько десятилетий обойтись не сможем. Однако даже весьма робкие попытки создать национальный бюджет развития и дееспособный банк развития, а также предложения о развитии на государственные деньги отраслевых инвестиционных институтов все ещё встречаются в штыки и во властных структурах, и в бизнес-сообществе.

Президент Путин В.В. предлагает ввести налог на богатство, чтобы владельцы дорогих домов и машин платили повышенные ставки. "У нас есть резерв роста налоговых доходов по ряду направлений: дорогая недвижимость, потребление люксовых товаров, алкоголя, табака, сбор рентных платежей в тех секторах, где он пока занижен. Прежде всего - то, что называется дополнительным налогом на богатство, а точнее, на престижное потребление", - констатировал Путин. При этом, по его словам, важно не увлекаться, чтобы под эти меры не попали представители среднего класса.

В нашей стране низкая привлекательность для инвесторов. Это происходит, в том числе, из-за системной коррупции. Даже работающий в России бизнес часто предпочитает регистрировать собственность и сделки за границей. Главная проблема - недостаток прозрачности и подконтрольности обществу в работе представителей государства - от таможенных и налоговых служб до судебной и правоохранительной системы. Если называть вещи своими именами, речь идет о системной коррупции.

Как отмечает В.В. Путин, одной из "проблем капитала" в России является то, что средства населения почти не работают на рынке: население не получает своей доли дохода от экономического роста. "Нужны программы вовлечения в инвестиции средств населения - через пенсионные и доверительные фонды, фонды коллективного инвестирования. В странах с развитой рыночной экономикой это - значительная часть национального капитала. Надо сформировать такие условия, когда внутри частного сектора российской экономики возникнут "длинные деньги" в форме устойчиво растущих накоплений частных лиц, в том числе пенсионных", - пишет Путин в статье "О наших экономических задачах", опубликованной в газете "Ведомости". По его словам, этого не добиться без устойчивого снижения инфляции.

Самая важная задача нашего руководства сейчас - восстановить подорванное доверие людей и к правительству, и к финансово-кредитной системе, и к рублю как платежному средству.

При всей кажущейся простоте подобного шага руководству страны, видимо, необходимо набраться мужества и не только открыто признать ошибочность, вредоносность конфискаций 1992 и 1998 гг. но и дать соответствующие заверения (или принять в парламенте соответствующий закон) о недопустимости ничего подобного в будущем.

Разлад между словом и делом продолжает сохраняться и ещё в одной важнейшей сфере экономической политики - в отношении государства к малому и среднему предпринимательству. И дело здесь не только в том, что провозглашенные декларации и принятые в последнее время разнообразные постановления не дают должного эффекта. Вопреки всему налоговый пресс на малый и средний секторы в реальности пока лишь усиливается и не лает возможности выйти ему "из тени". Административные сложности при регистрации и лицензировании нового дела становятся все более труднопреодолимыми: ещё 10 лет назад средний срок для его открытия укладывался в три месяца, сейчас на это нужен год. Государство на всех его уровнях продолжает войну с такими проявлениями предпринимательской активности населения, как мелкая торговля, кустарное производство, рынки, многомиллионная армия "челноков" и т.д. Предпринимательские способности в мире имеют 5-6% населения, а у нас этот слой всячески вытаптывали почти весь прошлый век. Но еще большим препятствием является упорно сохраняемый с советских времен менталитет нашего политического класса с его преувеличенным вниманием ко всему гигантскому и пренебрежением ко всему малому, тем более индивидуальному. Если в передовых странах мира малый и средний бизнес создает 60-80% ВВП, то у нас на него приходится не более 10%, а число малых предприятий (в 10 раз меньшее, чем в США) продолжает лишь сокращаться. И простая мысль, что главным работодателем, рыночным субъектом и источником научно-технического прогресса во всем мире был и остается малый и средний бизнес, у нас так и не стала основой национальной экономической стратегии.

Уверена, что никаких однозначных рецептов решения этой серьезнейшей проблемы не может сегодня предложить никто. Но о ней надо говорить, над ней надо думать. В этой проблеме как в фокусе, сходятся все наши нынешние недостатки и несовершенства - юридические, административные, правоохранительные, налоговые, денежно-кредитные.

Насыщение внутреннего рынка, импортом высокотехнологического оборудования, привыкание российских предприятий к жестким условиям международной конкуренции, переход на более высокие технические и другие стандарты, скромный пока, но уже ощутимый приток иностранного капитала - все это положительные эффекты "открытости". Исторически оправданной в условиях нарастающей и неотвратимой глобализации является и вхождение России в ВТО в качестве полноправного ее члена со всеми вытекающими из этого правами и обязанностями.

Но и здесь тоже нужен дозированный и осторожный подход. Готовы ли мы к такому присоединению, тем более в ускоренном темпе? Сегодня все профессиональные оценки сходятся фактически на том, что ежегодная наша выгода от присоединения к ВТО сводится примерно к 3 млрд долл. по экспорту. Что мы потеряем по импорту, если это присоединение задушит авиационную и автомобильную промышленность, многие потребительские отрасли, банковскую и страховую сферы и т.д. - никто не посчитал. Между тем в западной печати появляются оценки, что в случае присоединения к ВТО свыше 90% обрабатывающей (не добывающей!) промышленности просто "ляжет". А если к этой угрозе прибавить еще и такие разрушительные требования ВТО к нашей стране, продиктованные откровенной политикой "двойных стандартов", как сведение к минимуму государственной поддержки сельского хозяйств или требование о выравнивании внутренних цен на электричество и газ (а следовательно, и на многое другое) с европейскими ценами картина и вовсе становится безрадостной.

В то же время нельзя не видеть, что дискуссия вокруг присоединения к ВТО отвлекает внимание общественного мнения от тяжелейшей по своим последствиям для российской экономики проблемы беспрецедентной "утечки" капитала из страны. Этот хронический "дренаж" колеблется последние 12 лет вокруг уровня в 20 млрд долл. в год.

На Западе принято считать, что все эти годы именно западные страны финансируют Россию. На самом же деле, испытывая собственную острейшую нужду в инвестициях, наша ослабленная затянувшимся кризисом экономика финансировала и продолжает финансировать намного более успешную западную экономику за счет легальной и нелегальной "утечки" отечественного капитала.

Чистый отток капитала из России в первом квартале 2012 года составил $35,1 млрд. Такие данные в среду привел Центробанк РФ. Регулятор также скорректировал собственную оценку оттока за 2011 год: показатель, по уточненной информации, составил не $84,2 млрд, а $80,5 млрд, при этом о притоке капитала в 2011году в СМИ не сообщалось, только отмечалось, что приток капитала в 2011г. был меньше, чем отток.

Делись добром ;)