Альтернативное развитие новой экономики в России с использованием зарубежного опыта

контрольная работа

3. Альтернативное развитие новой экономики в России с использованием зарубежного опыта

Свободное предпринимательство на свободном рынке стало главнейшей новизной в условиях России. И это напрямую выводит нас на вопрос о том, чем же новая экономика может заниматься в России помимо того, что она уже делает, и почему она может стать доминантной для выживания страны.

Из-за природных и в известной мере исторических условий внешняя торговля является для нас необходимым условием существования. Внутренняя производительность труда в производящих отраслях экономики России так низка, что едва обеспечивает минимальный прожиточный уровень. Поддерживать социальную стабильность и функционирование государственного аппарата, или хотя бы создавать видимость, может только перераспределение экспортной выручки от немногих сырьевых отраслей, и в первую очередь энергоносителей.

Сейчас у страны впервые появился реальный шанс начать самой зарабатывать себе на жизнь, создав новый источник экспорта, более значительный, чем нефть и газ вместе взятые, более достойный, чем оружие. Причем сделать это можно при минимальных затратах и с максимальной эффективностью. И этим источником будет новая экономика. У новой экономики в России есть три пути, или даже, правильнее, модели развития. [14]

Модель 1 - национальная.

Суть ее состоит в продаже товаров и услуг на внутренний рынок. Внутри этой модели выделяются такие группы, как компьютерная коммерция, софтверный бизнес, ориентированный на российских клиентов, и Интернет-компаний в области новых медиа и электронной коммерции в зоне RU. У компаний этой модели есть несколько крупных преимуществ перед международными конкурентами. [10. С.54]

Первое и самое главное - знание местной специфики. Информационные продукты из-за рубежа, если они хотя бы незначительно выходят за рамки родовых технологических платформ, в лучшем случае требуют серьезной предпродажной доработки, а в худшем - просто не пригодны для местного потребителя. Следующее преимущество - большая и быстро развивающаяся община выходцев из России во всем мире. При всем при том, что русские за рубежом ассимилируются очень быстро, их неприятие обычаев и образа жизни достаточно, чтобы обеспечивать интерес к делам своих соотечественников. Это обеспечивает бизнесам «национальной модели» возможность ограниченного рынка и за пределами России, притом рынка платежеспособного.[14]

Модель 2 - индийская.

Бизнес офшорного программирования опирается на потребность в большом количестве нерегулярных, разовых или специальных программных работ и нехватку инженеров в развитых странах. Если компании из США или Европы нужен заказной программный продукт или полуфабрикат для ее собственного производства, требующий большого количества кропотливой работы, то она старается передать его изготовление местным субконтракторам. Или за границу, тем более что современные средства транспорта и связи позволяют постоянно контактировать с партнерами. Некоторые потери на сроках исполнения и усложнении контроля за процессом компенсируются экономией на стоимости. Именно на этом и строят свой бизнес азиатские офшорные программисты. Основными областями, где на их труд сейчас большой спрос, являются IT-услуги по реконструкции устаревших систем и созданию новых, техническая поддержка, web-дизайн и программные продукты, в том числе для электронного бизнеса. Прежде всего, в Индии эта модель сформировалась в целый сектор экономики (сами индийцы называют его «контрактным программированием»), с поддерживающей инфраструктурой, специальным госрегулированием, развернутой системой частного и государственного профтехобразования и даже со своим черным рынком фирм-однодневок. Общий годовой объем мирового рынка программных услуг уже сейчас составляет порядка 140 млрд. долларов, и к 2008 году доля Индии на нем достигнет 50 млрд. долларов. Притом компьютерный бизнес - экологически чистое производство, в отличие от нефти и газа. [14]

Преимущества индийской модели для России очевидны. Во-первых, она позволяет реализовать значительно более высокую добавленную стоимость. Потенциальный рынок для компаний, ориентированных на эту модель, также во много десятков, если не тысяч, раз превышает внутренний рынок информационных технологий России. Организация этого бизнеса также не особенно сложна: примеры других стран перед глазами, все технологии давно известны, бизнес-модель ясна, а опыт предшественников доступен и поддается изучению. И в целом это более эффективный способ использования интеллектуального потенциала страны, чем в «национальной» модели.

Модель 3 - израильско-скандинавская.

Израильско-скандинавская модель - это экспорт готовых продуктов и решений на внешний международный рынок. Прежде всего, новых технологий. И это означает прямую конкуренцию с Силиконовой долиной. Израиль не единственная страна, пошедшая по этому пути, - тем же занимаются Финляндия, испытавшая в последние годы подлинный бум разработок технологий мобильной связи на базе опыта и кадров, воспитанных в Nokia; Швеция, где ту же роль сыграл Ericsson, и еще ряд стран. Тем не менее, образец Израиля стал классическим. Число израильских компаний на NASDAQ после США и Канады занимают третье место. Израильская модель для России, безусловно, предпочтительнее любой другой. Она дает возможности для лидерства, которых нет ни у какой другой модели. Компании, создающие новые технологии, могут сами создавать рынок. Объем этого рынка неисчерпаем.

Израильская модель дает возможность применять национальный интеллектуальный потенциал наиболее эффективным способом. Больший объем рабочей силы дает возможность достижения эффекта «экономики масштаба», таких возможностей не было ни в Израиле, ни в Скандинавии. Сейчас мы находимся в той фазе, когда первая модель уже в основном сформировалась, вторая начинает переходить на индустриальный уровень, а третья существует еще в основном в единичных и во многом опытных образцах. Все это важно. Но у ситуации есть и еще одно измерение - и оно напрямую упирается в структуру национальной экономики России. Новая экономика работает с внешним рынком, экспортная емкость которого на уровне второй модели уже сопоставима с мировым рынком сырьевых товаров и систем вооружений, а на уровне третьей модели - превышает его во много раз. К тому же нельзя не учесть дополнительный эффект от многократного увеличения уровня занятости, повышенной экономической эффективности, экологических выгод и прочих положительных сторон новой экономики в сравнении с традиционной экономикой.

Промышленность новых технологий - это единственное, что может, наконец, дать стране устойчивость и экономическую независимость. Новая экономика - единственная реальная альтернатива страны. [10. С.58] Главный вывод: мы можем рассчитывать на успех, потому что у нас много технических специалистов, но добиться его нам будет сложно, потому что у нас столь же мало менеджеров, сколь много инженеров. И пока не будут сбалансированы спрос и предложение специалистов с нужными навыками в технологиях, финансах, маркетинге и с опытом управления - новая экономика с места не сдвинется.

Делись добром ;)