Проблемы экономической безопасности России в условиях перехода к рынку

курсовая работа

Глава 2. Экономика России с точки зрения экономической безопасности

Истоки современных экономических потрясений можно смело отнести к 1982-1984 гг. Именно тогда произошли мирохозяйственные изменения, весьма неблагоприятно отразившиеся на положении СССР. Среди них - появление новых технологий и новых изделий на рынке потребительских товаров, к примеру, компьютеров, видеомагнитофонов и т.п., в производстве которых Советский Союз безнадежно отстал и был вынужден импортировать. Если принять во внимание также падение мировых цен на энергоносители и расходы на афганскую войну, станет вполне понятной общеэкономическая ситуация в стране, сложившаяся к 1987 году. Общие её характеристики: дефицит бюджета в размере 10-15 млрд. долл. в год; судорожные попытки удержать внутреннее конечное потребление хотя бы на уровне середины 70-х годов; появление лозунгов о конверсии военной промышленности; административная чехарда в сфере управления с бесконечными реорганизациями министерств; определившаяся тенденция роста внешней задолженности; первые признаки общей экономической дестабилизации и инфляции. Положение усугубили форс-мажорные обстоятельства (в их числе - чернобыльская катастрофа), а ряд крайне неудачных шагов в экономике, в первую очередь антиалкогольная кампания конца 80-х, стоившая союзной казне 30-35 млрд. руб. Величенков А. Три года “на качелях”, что дальше? РЭЖ, 1995, №4, с. 3 Все это в совокупности привело уже не к постепенному (как в 1986-1988 гг.), а стремительному нарастанию кризисных и инфляционных явлений в экономике СССР в 1989-1990 гг. Политическая борьба 1990-1991 годов, которая в экономической плоскости велась под лозунгом “Предприятия СССР - в российскую юрисдикцию!", обернулась во втором полугодии 1991 года тотальной потерей управляемости в экономике, а также массовым стихийным образованием бирж, союзов и ассоциаций. Внешние признаки кризиса в экономике воочию предстали в виде пустых прилавков (подавленная инфляция) и резкого роста курса доллара (инфляция явная).

К тому времени существовало две основные модели реформирования постсоциалистических экономик: эволюционная и радикальная. Эволюционисты выступали за длительный и осторожный путь к рынку с сохранением многих старых структур и механизмов. Опираясь на кейнсианскую концепцию, они требовали серьезного государственного вмешательства в экономику и постепенного перехода к двухсекторной экономике - рыночной и государственной, протекционизму и предлагали воспользоваться китайским опытом. Радикалы, опираясь на монетаризм, отнюдь не отрицали саму необходимость государственного вмешательства, но при этом имели в виду экономическое регулирование, то есть такое вмешательство государства, которое ведется не напрямую, а через интересы экономических субъектов, через экономические рычаги и стимулы, нацеленные на достижение высоких эффективности производства и уровня жизни населения. Главное в том, чтобы такое вмешательство было направлено прежде всего на поощрение предпринимательства, частного сектора, многоукладности экономики и конкуренции. Кудров В. Пора возвращаться к радикальной реформе. РЭЖ, 1995, №3, с. 17

Приступив к настоящим радикальным экономическим реформам в начале 1992 года, Россия использовала опыт Польши, Чехословакии и рекомендации МВФ. Расчет был на то, чтобы, либерализовав цены, наполнить рынок товарами и несмотря на обесценение денег населения развязать стимулы к предпринимательству и достичь макроэкономической или финансовой стабилизации.

Приведу опыт Польши. Здесь системные преобразования сопровождались началом реализации радикальной монетарно-финансовой политики, которая на пике жесткости (в 1990 году) получила название “шоковой терапии”. Резкое ограничение суммарного народно-хозяйственного и потребительского спроса позволило в течении месяца ликвидировать гиперинфляцию и в последующие два месяца выйти на одноцифровой показатель роста цен. Именно такая быстрота достижения результатов и создала благоприятные предпосылки для дальнейшего проведения реформ. Сохранение вот уже в течение семи лет основных элементов достаточно жесткой монетарно-финансовой политики, претерпевшей тем не менее определенные изменения, выражавшиеся в основном в периодическом смягчении или ужесточении отдельных её элементов, позволяет удерживать инфляционные процессы в относительно безопасных (не раздражающих экономику) пределах. И уже в 1992 году стало замечаться некоторое улучшение, а в 1994 г. зафиксированы прирост валового национального продукта (ВНП) на 4% (от уровня 1990 г.), промышленного производства на 8%, объема капиталовложений на 9.8%. И.С. Синицина, Н.А. Чудакова Социально-экономическая трансформация Польши, Общественные науки и современность, 1996, №2, с. 24-25

В начале 1992 года программа экономических реформ в России была очень похожа на польскую: та же либерализация цен, дерегулирование деятельности предприятий, резкое сокращение государственных расходов, попытки конвертировать рубль, предоставление предприятиям права свободного выхода на мировой рынок, начало программы приватизации, введение плана макроэкономической стабилизации на базе жесткой кредитно-денежной и финансовой политики (в отличие от Польши в России были либерализованы и доходы, включая зарплату).

Однако, эта программа не была реализована. Правительство встало сначала на путь шатаний и противоречий, и затем практически перешла к проинфляционной политике, резкому смягчению кредитно-денежного и финансового регулирования, стала быстро наращиваться денежная эмиссия. В результате бюджетный дефицит вновь увеличился и составил к концу 1992 г. свыше 20% ВНП, а месячный индекс цен составил осенью 23-25%. В. Кудров Пора возвращаться к радикальной реформе, Российский экономический журнал, 1995, №3, с. 23 Возникла первая финансовая пирамида России, которая громоздится до сих пор в виде ГКО, КО, казначейских векселей. В феврале 1992 года обнаружился очень тревожный симптом, зафиксированный словом “неплатежи”. Этот симптом превратился к апрелю-маю в серьезнейшую болезнь, а в августе-сентябре её пришлось лечить уже хирургическим путем: взаимозачетом ЦБР.

Реформы не были отменены, но по существу находились в состоянии застоя, характеризующегося тем, что не было реального движения ни вперед, ни назад. В 1993 году продолжается падение основных показателей эффективности экономики: ВНП, объемов производства. В этот год происходит становление крупных торговых компаний, обусловленное приватизацией торговли и сферы услуг, обнаруживаются первые признаки игры на понижение на товарном рынке товаров широкого потребления, то есть начинает складываться нормальная конкурентная среда. Однако этим успехи реформ и приватизации как их существенной составляющей ограничиваются. Госкомимущество сознательно проводит политику обесценения “ваучера” как платежного средства при приватизации. Суть этой политики проста - утопить стоимость основных производственных фондов, оцениваемых в ценах 1987 г., в общей массе инфляционных оборотных средств предприятий, то есть платить за чеки не реальными ценностями, а инфляционными рублями. Последствия этой политики Госкомимущества очевидны: при индексе инфляции 1992-1993 гг. примерно в 1000, “ваучер" не смог подорожать даже вчетверо.

1994 год начался с привычного рывка курса доллара и переоценки основных производственных фондов. Отсутствие четкой позиции в ходе борьбы с неплатежами (выразившееся, в частности, в том, что одним президентским указом предписывалось ввести векселя и переоформить ими неплатежи, а другим, через полтора месяца, эта процедура отменялась) привела к увеличению темпа роста неплатежей: в апреле их было 14, а в мае - уже 20 трлн. руб. С июня начинается период денежной приватизации, на который экономика реагирует мало кем предвиденным и беспрецедентным ростом (точнее сказать, взрывом) неплатежей, которые уже к концу октября переваливают за 120 трлн. руб.

Плавное, без экономических потрясений течение событий было резко нарушено событиями на Московской межбанковской валютной бирже (ММВБ) 11 октября 1994 г. В этот день, получивший название “черного вторника”, произошло вот что. В августе-сентябре спрос на доллары продолжал расти и оборот ММВБ превышал 1 млрд. долларов. Реакция на это должна была быть однозначной - срочно начать снижать курс рубля, тем более, что на этом выиграло бы и Правительство России (больше рублей в бюджет за те же доллары), и страна (экспорт дешевле, импорт дороже, торговый баланс лучше). Однако ничего подобного не последовало, а истощенный волнами долларового спроса ЦБР не выдержал, найдя 11 октября лишь 80 млн. долларов на продажу (все просто: следовало в предыдущие дни продавать поменьше и подороже). Величенков А. Три года “на качелях”, что дальше? РЭЖ, 1995, №4, с. 8

В 1995 году имела место некоторая стабилизация экономики. Хотя общее падение уровня промышленного производства к концу 1995 года составило 51% от уровня 1990 г. Особенно сильным оно было в отраслях, ориентированных на конечный спрос населения (легкая промышленность - 83%, пищевая - 56%), в отраслях, сопряженных с инвестиционным комплексом (машиностроение - 59%, лесная и деревообрабатывающая промышленность - 59%, промышленность стройматериалов - 58%). Меньшим оказалось падение производства в отраслях, имевших рынки сбыта за пределами страны (топливо и энергетика - 32%, цветная металлургия - 21%, черная металлургия - 42%). При этом в металлургии с начала 1994 г. наблюдался устойчивый рост (черная - 13%, цветная - 11%), как и в нефтехимии (19%), в которой уровень падения к началу 1994 г. составлял более 60%. Такое изменение динамики во многом связано с отменой количественного регулирования экспорта и снижением уровня экспортных пошлин. Позитивным моментом развития экономики стало устойчивое повышение доли услуг в ВВП: с 33% в 1992 г. до 53% в 1995 году. С. Алексашенко и др. Пути российских реформ, ЭКО, 1996, №5, с. 3

К сожалению, в 1996 г. вновь начался спад в тех отраслях, где в прошлом году появились первые признаки роста - в черной и цветной металлургии, нефтехимии. Ухудшается финансовое состояние предприятий. В целом по России число убыточных предприятий составило 43%, а в отдельных отраслях - 60-80%. Одним из основных неплательщиков остается государство. Оно нарушает свои обязательства по федеральному бюджету, федеральным программам. Хроническими стали неплатежи предприятиям, выполняющим государственный и оборонный заказы, нет средств на реализацию государством его важнейших функций (включая содержание армии). Главная проблема - несоответствие цен и уровня оплаты труда, “ножницы” цен на продукцию сельского хозяйства и промышленности, монопольно высокие цены на топливо, энергию и сырье, завышенные тарифы на транспортные перевозки. Так, в России оплата труда по отношению к производительности труда почти вдвое ниже, чем в развитых странах. Внутренние цены на основные виды топлива превышают мировые в 1.5-2 раза, на конструкционные материалы - в 1.5 раза, на химическое сырье - в 1.5-3 раза. Банковский процент за кредит в 5-6 раз выше, чем в любой развитой стране. Е. Строев Корректировка экономических реформ и разработка новой концепции бюджетной политики

Вопросы экономики, 1997, №1, с. 78

К настоящему времени в экономике России произошел беспрецедентный спад производства. Объем реального ВВП сократился примерно на 40%, промышленного производства - на 50%; причем это падение, во-первых, приобрело устойчивый характер, а во-вторых, затронуло все ключевые отрасли народного хозяйство. Так продукция машиностроения (основы современного индустриального развития) уменьшилась втрое, причем практически сошел на нет выпуск вычислительной техники, приборов и средств автоматизации. Размер и характер спада в машиностроении отчетливо демонстрируют: российская экономика находится в фазе прогрессирующей деиндустриализации.

Немногим лучше ситуация в химической и нефтехимической, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности, в индустрии стройматериалов; не менее чем двукратное (а по широкому кругу видов продукции и многократное) падение и здесь является правилом, а не исключением. Полностью разорена легкая промышленность: производство тканей, скажем, в 1996 г. сократилось по сравнению с 1991 г. до 20%, а обуви - до 14%.

Несмотря на опорную для нынешней экономики роль топливно-энергетического комплекса (дающего до 40% дохода государственного бюджета и половину прибыли от экспорта), эпидемия спада затронула и эту группу отраслей: нефтяная промышленность за годы реформ снизила добычу “черного золота” и газового конденсата более чем на 100 млн. тонн.

В ходе реформ неуклонно падало и продолжает падать производство в агросфере. В целом, за пять лет объем продукции сельского хозяйства сократилось более чем на треть. Особенно сильно пострадало животноводство, продукция которого снизилась на 40%, спад в растениеводстве превысил 20%. Что касается капиталовложений в сельское хозяйство, поставок и внесения минеральных удобрений, то соответствующие показатели упали не менее, чем в пять раз.

Плачевное состояние главных отраслей материального производства не могло не сказаться на народно-финансовых параметрах. Нельзя игнорировать факт наличия громадного по нынешним масштабам экономики государственного долга, связанного с беспрецедентным ростом в последние годы внутренних и внешних заимствований. По размерам внешнего долга, достигшего к концу 1996 года 130 млрд. долларов Россия вышла на первое место в мире. Л. Резников Ещё раз к итогам реформационного пятилетия, Российский экономический журнал, 1997, №3, с. 4 Для обслуживания этого гигантского долга нам постоянно требуются новые займы. Не подлежит сомнению и “пирамидальный” характер внутренней государственной задолженности, связанный, в частности, с наращиванием объема продаж небезызвестных ГКО. На конец 1996 г. государственный долг в ценных бумагах (за исключением ценных бумаг, размещенных в Центральном банке) составил 130 трлн. рублей. А. Селезнев Банковская система - ядро инфраструктуры финансового рынка, Экономист, 1997, №7, с. 14

Картину “финансовой стабилизации” довершают нарастающие масштабы задолженности государства по заработной плате, пенсиям и стипендиям, долга Правительства РФ предприятиям по выполненному ими госзаказу, а также взаимных неплатежей последних. На 2 июня 1997 г. сумма бюджетной задолженности по оплате труда составила 11017 млрд. рублей, а сумма задолженности по заработной плате из-за отсутствия собственных средств предприятий и организаций - 42904 млрд. рублей. Объем просроченной задолженности по госзаказам и федеральным программам на 1 мая 1997 г. составил 12,3 трлн. рублей. О. Рыбак Основные тенденции социально-экономического развития (январь-май 1997 г.) Экономист, 1997, №8

Анализ состояния народного хозяйства России, подвергнувшегося пятилетнему “рыночному реформированию” приводит к ряду выводов:

Во-первых, к исходу этой пятилетки наша экономика утратила способность к осуществлению не только расширенного, но и простого воспроизводства. А значит, продолжающееся падение производства надлежит рассматривать уже не как временный фактор, а как непосредственное проявление необратимого процесса разрушения производительных сил страны и утраты её производственного потенциала.

Во-вторых, в годы реформ, в результате падения объемов производства в обрабатывающей промышленности превышающем падение в добывающих отраслях, удельный вес последних в общем объеме производящейся народным хозяйством продукции сильно возрос. Сырьевая ориентированность экономики - причина утраты страной статуса индустриально развитой державы и перехода России в разряд государств “третьего мира”.

В-третьих, качественные изменения в экономике обусловили серьезнейшие социальные последствия: двукратное сокращение реальных доходов населения; лишение граждан гарантий на труд и жилье, бесплатные образование и медицинское обслуживание; практика всеобщих задержек выплаты зарплаты, пенсий и стипендий; стремительный рост нищеты, преступности, детской беспризорности; резкое уменьшение продолжительности жизни. И все это происходит на фоне все большей дифференциации граждан по доходам, благосостоянию и положению в обществе.

В таких сложных условиях с особой остротой стоит вопрос об обеспечении национальной безопасности, о существовании государства как независимой державы. Наибольшую опасность сейчас представляет такой аспект безопасности как состояние экономики. Состояние народного хозяйства в ракурсе экономической безопасности отражает приводимая ниже таблица (смотрите Приложение 1), составленная из официально утвержденных Советом безопасности РФ перечня показателей. Из этой таблицы следует, что по большинству позиций положение “закритическое”. При таком состоянии экономики обеспечение необходимых условий для устойчивого хозяйственного развития исключено; практически невозможно поддерживать должный уровень обороноспособности и минимальные социальные гарантии; под вопросом оказывается экономическая самостоятельность страны. Такую ситуацию нужно срочно изменить, проводя адекватную ситуации экономическую политику. В связи с этим, необходимо из множества угроз экономической безопасности выявить те, которые оказывают наиболее сильное, непосредственное разрушающее воздействие на нормальное состояние экономики. По моему мнению, можно обозначить шесть наиболее серьезных современных угроз:

Делись добром ;)